Инжир – это не только варенье…

…но и несколько километров хорошей пешеходной прогулки с купанием в чистейшем море. «Инжир» - так называется цепочка крошечных пляжиков в бухтах, протянувшихся вдоль берега к западу от мыса Айя. 

Инжир, Аязьма. мыс Айя
Пляжи урочища Аязьма (оно же в просторечии Инжир) на территории национального заказника Мыс Айя

Выяснить, почему именно «Инжир», я так и не смогла: уверяю, никаких фиговых деревьев в тех местах нет. Зато там полно других экзотических представителей растительного мира – многовековые можжевельники, сосны Станкевича, реликтовая дикая фисташка (фисташка туполистная) – деревья, ведущие своё происхождение из доледниковых времён. На картах эта местность носит название «урочище Аязьма» (или Ай-Язма – новоообразование от греческого «айя» - «святой» и русской частицы «зьма»).

Аязьма, Инжир
Волнистые склоны Аязьмы похожи на слоеный пирог с полосками сосен в виде украшения

Поход мой организовался как-то спонтанно: лето, отпуск, надо на море. Рюкзак на плечи и вперед! Можно конечно поступить как ленивый курортник: приехать в Балаклаву, выбрать один из пары сотен катерков, покачивающихся на легкой ряби бухты, шагнуть с причала – и загорелый листригон за какие-то 30-40 минут доставит жаждущих слиться с природой к пляжам. Но как гласит известная мудрость: что легко дается, мало ценится. Да и впечатлений от короткой морской прогулки будет несравнимо меньше, чем от перехода. 

Итак, пеший поход. Вариантов попасть в урочище Аязьма два: пройти из той же Балаклавы вдоль побережья или добраться из села Резервное через перевал. Уверяю, впечатления от обоих маршрутов совершенно разные, поэтому попробуем охватить оба.

На старте маршрута - за селом Резервное
На старте маршрута - за селом Резервное

Рейсовый автобус №182 отправляется с 5го км Балаклавского шоссе; ехать около получаса до поворота на Резервное (он же 22й км). Дальше пешком по просёлочной дороге, через Варнутскую долину к выглядывающим из зарослей зелени сельским домикам. 

Резервы села Резервное выглядят впечатляюще: кизил на обочинах — гроздьями, тёрн — зарослями, дикие яблоки в старом татарском саду — охапками. И это мы еще орешник не искали! Всё свежее, кисленькое, терпкое, вяжет рот и сводит челюсти — набор как раз для  бодрящего компота! В довершение нам довелось сделать открытие, достойное британских учёных: теперь окончательно установлено, что чай в пакетиках - это просто хорошо созревший чай листовой! Растет по крайней мере он точно на кустах!  J


На околице села, перед самыми крайними выставленными на продажу  коттеджами-новостройками придется покинуть проселочную дорогу и свернуть вправо на грунтовку, пересекающую поле. Здесь царит великая сушь — трещины в земле такие, что свободно пройдет ладонь, а тучи мелких назойливых мух заставляют ускорять шаг. Затем дорога опять ныряет в прохладный грабовый подлесок; еще один старый сад, развилка у раскидистого куста. Теперь надо свернуть на левую тропу. Верное направление отмечают синие маркеры из изоленты.  Сизые заросли тёрна, птичий щебет, прохлада и густой лесной аромат листвы и мха. Тропинка скользит меж деревьев,  внезапно взмывает вверх, словно трамплин... и также внезапно обрывается раскрывшейся панорамой скальных обрывов и моря.

Куршум-Богаз, Аязьма, Инжир

Это Куршум-Богаз или Свинцовый перевал - высота около 400 м над уровнем моря.  Налюбовавшись пейзажем, начинаем спуск. Конечно, это еще не Шайтан-Мердвен, но пару раз на спуске приходится проявить изобретательность и изворотливость, лавируя по узкой тропке между кривых крымских дубов и замысловато скрученных можжевельников. Южные склоны крымских гор живо напоминают о том, какие бурные геологические изменения претерпел этот край в древности — каменный хаос, поднятые из глубины и смятые в складки огромные плиты, когда-то давно скатившиеся с вершин и балансирующие на грани валуны. 

Куршум-Богаз, можжевельник, Аязьма

Скалу пересекают кварцевые жилы, поэтому в серых осыпях на склоне часто попадаются белые и кремовые кварциты, порой можно наткнуться даже на такие друзы растущих кристаллов. 

Вильнув напоследок по усыпанным дубовой листвой камням, тропа выкатывается на открытую площадку с видом на окрестности Балаклавы. Далеко впереди в туманной дымке и обрамлении зелени виднеется вход в «бухту листригонов». Дикую красоту пейзажа подчёркивает одинокая сосна Станкевича, изогнутая ветрами и годами, на самом краю обрыва. Кстати, описана и выделена в отдельный подвид она была совсем недавно - в начале XX века — польским лесоводом Вацлавом Станкевичем. В естественном виде такие сосны растут только в двух местах Южного берега: под Судаком в Новом Свете и на этом небольшом участке от Балаклавы до мыса Айя. Больше сосны Станкевича нигде не встречаются.

Инжир, Аязьма, Сосна Станкевича
Аязьма-Чокрак, Аязьма, Инжир родник

Однако основной достопримечательностью данного места является всё-таки не прекрасный вид и не лавочка, на которой можно передохнуть, скинув рюкзак с потной спины, а источник питьевой воды Аязьма-Чокрак. По свидетельствам бывалых путешественников, раньше он свободно стекал по скалам, позванивая каплями в небольших ванночках. Сейчас его загнали в металлическую трубу, ведущую к унылому прямоугольному кубу-накопителю из которого родниковая водичка вытекает через заглушаемую краном трубу. Вместо веселого журчания родника приходится довольствоваться глухим бульканьем и капанием воды в металлическую емкость. Впрочем, для пополнения запасов и умывания после марш-броска полем и лесом родник идеален. И вообще это единственный местный источник пресной воды для многочисленных стойбищ обитающих на Инжире туристов-дикарей.

Инжир, Балаклава

От площадки у Аязьма-Чокрак тропа разветвляется натрое. Направо пойдешь, налево пойдешь — всё равно на какой-то Инжир придешь, благо не ограничен он одной доступной бухтой на всё побережье. Более того, если двинуться на восток да знать козьи тропы, можно спуститься к самому заповедному мысу Айя и попасть в Затеряный мир.

 

 

 

 

 

 

 

Сухая ветка словно указатель, направленный прямо на вход в Балаклавскую бухту, который так запросто и на разглядишь!

Поскольку в наших планах не стоит теряться в мире, просто спускаемся вниз. И наблюдаем как снова, уже в третий раз за каких-то пару часов, меняется окружающий пейзаж. Исчезает дубовый подлесок, вокруг один лишь хвойный лес. Пружинистая, скользкая хвоя под ногами, сосновый аромат, настоянный на ярком солнце и пикантно приправленный морским бризом - густой, словно пряные восточные духи. Колючая зелень взлохмаченных ветром деревьев вонзается в яркую синь неба. А море! Такого моря как на Айя нет больше нигде — ни под Балаклавой, ни на соседнем Фиоленте. Словами сложно передать цвет морских вод — он не голубой, не синий, не зеленый и не фиолетовый. И одновременно он всех этих цветов сразу, словно в нём смешались отражения неба, сосен и темных скал. Плещется, облизывая скатившиеся с обрывов валуны, одетые в коричнево-зеленую шубку водорослей, и лениво перекатывает мелкую гальку. А еще эта вода удивительно, неправдоподобно прозрачна. Даже когда плывешь вдали от берега на солидной глубине, не покидает ощущение, что до дна не больше пары метров. Ныряешь — и не можешь приблизиться к обманчиво близким зарослям на дне, в которых мелькают рыбьи стайки.

Пляж Инжир
Пляж имени Жёлтой субмарины
Пляж имени Жёлтой субмарины

Еще четверть часа спустя выбранная нами тропка выводит на пляж Инжир. Как же здесь всё изменилось! Я бывала в этих местах лет с десяток назад. Тогда мы — весёлая орда спортивного клуба — каждое лето выбирались сюда с ночёвкой. Шли разумеется катерами, поскольку вручную донести требующийся нам объем «самых необходимых вещей» было нереально.  Палатки, спальники, матрасы, чайники, огромный казан времен хана Батыя для плова из мидий и рапанов, подставка к нему на костер и дрова для этого самого костра (не жечь же реликтовые можжевельники!), гитары, синтезатор (!) с автомобильным аккумулятором — это ж уму не растяжимо! Добирались на катере, размещались на крошечных более-менее ровных пятачках меж деревьев и пришедших ранее туристов, откупались мздой от грозящих карами небесными лесников...

Инжир, пляж туристическая стоянка
Турстоянка на Инжире

Последним видимо надоело бороться с ежесезонными набегами на заказник орд «дикарей». «Если нельзя предупредить, надо возглавить!» - решили лесники. Так что теперь стоянка на Инжире имеет вполне цивилизованный вид. Под палатки установлены помосты, организованы походный душ и туалет, проложены тропинки, мостики, ступеньки, «подозрительные» места огорожены, мусорные ведра через каждые полсотни метров. Действует даже «кафе» с вай-фаем! Должна сказать, на окрестностях это сказалось положительно: все туристы собраны в пределах обозрения, объедки и пластиковые бутылки не торчат из кустов и нет риска внезапно вступить в ...ну вы понимаете куда вступить — совсем не в партию КПСС! Да, возможно такая ночёвка - уже не совсем походная романтика, но ведь мы всё-таки находимся в национальном заказнике, где и о природе подумать не помешает. К тому же в нынешнем сезоне нельзя сказать, что импровизированная «база отдыха» загружена на все 100%, так что некая свобода и уединенность у поселившихся здесь имеет место быть.

Вдоволь накупавшись и надышавшись под завязку горно-хвойно-морским духом, постараемся реализовать вторую часть пешеходного маршрута «из цивилизации в дикари». Поднявшись с пляжа на уровень лагеря, поворачиваем вслед за Солнцем на запад. Территория турстоянки над морем совсем немного не дотягивает до «Золотого пляжа» - а это уже почти Балаклава, по крайней мере, летом здесь курсирует катер, перевозящий пляжников между Балаклавой, Василями и Яшмовым в одну сторону и Балаклавой, Серебряным (он же Ближний) и Золотым пляжами. Судя по расписанию у катера 6 рейсов в день, но не рекомендуется очень сильно на них полагаться: всё зависит от погоды и от «заполняемости» плавсредства. Были случаи, когда не дождавшимся вечернего катера на Василях приходилось пешком топать сперва в гору, а затем – вниз по серпантину до самой Балаклавы! 

Золотой пляж, Балаклава
Не одним лишь Золотым и Серебряным пляжами славно Балаклавское побержье. Пожалуйста, пляж Голый :)
Не одним лишь Золотым и Серебряным пляжами славно Балаклавское побержье. Пожалуйста, пляж Голый :)

Золотым этот пляж назывался еще во времена моего детства, когда никаких катеров и яликов в ходу не было, добирались сюда исключительно энтузиасты-походники на своих двоих. Сейчас для подтверждения названия пляжа организаторы перекрасили камни на пляже золочёной краской – не скажу, что стало намного эффектней, но в глаза бросается.


Спустившись на Золотой и пройдя его насквозь, тропа снова поднимается вверх по склону. Ах да, забыла упомянуть – на картах она носит жизнерадостное название «Солнечная». В разгар июля в полуденные часы – здесь действительно недостатка в солнце не будет. Ароматные можжевеловые заросли остались позади, на Аязьме. Возвышающийся перед нами склон, который мы собираемся «штурмовать» выглядит словно материализовавшийся эпизод фантастического фильма «Покорение Марса».

Пирамидально уходящие ярусами вверх насыпи, в которых дождями промыты прихотливые извилистые дорожки. Серо-коричневая глина сухая, выжженная солнцем, минимум скудной растительности – унылое и вместе с тем какое-то величественное зрелище.

Уходим вверх. Тропа промаркирована ярко-оранжевыми метками, проходящими по одному из дождевых «каньонов», впрочем идти по нему не сложно, только жарко изрядно. Зато нас сопровождает прохладный ветерок, контрабандой прихваченный с  собой из Инжира!









Оранжевый маркер указывает направление к пляжу. А стрелка...может это указатель к кладу капитана Флинта :)

СОлнечная тропа, Инжир Балаклава

Несколько минут – и мы наверху, над бухтами, движемся в направлении горы Аскети над сверкающей мириадами солнечных зайчиков линзой моря.

Пляж Серебряный, Ближний, Балаклава

Внизу остается ближний «Серебряный» пляж – народу там не в пример больше. Вдоль берега стайкой выстроились ждущие заработка листригоны-лодочники; элегантным разворотом, поднимая изумрудную волну с белой каймой, к причалу заходит катер. Начинают попадаться пешеходы и на Солнечной тропе. Кто-то гуляет, фотографируется на фоне пейзажей, кто-то пробирается на дальние пляжи, да и на Ближний-Серебряный многие балаклавцы гуляют пешком.

Бочка смерти. форт Южная Балаклава

Высоко вверху над тропой на самой вершине Аскети видна небольшая красная точка. Это высотно-наблюдательный пост форта «Южная Балаклава» - оборонительного сооружения, заложенного еще в царской России. В народе популярно его другое название «Бочка смерти» - якобы во время второй обороны Севастополя немцы расстреливали и сбрасывали оттуда вниз защищавших город моряков. На самом деле уже писали, что эта история не имеет под собой обоснованных доказательств, но люди почем-то любят рассказывать страшные истории.


А тропа вьется дальше меж экзотических пейзажей: зуб дракона, загадочные горгульи. Если кому-то не хватает природных изваяний, их дополняют рукотворные «сюрпризы».

Ажурный мостик, Солнечная тропа, Балаклава

Еще одна достопримечательность тропы – «Ажурный мостик». На деле не такой уж он и ажурный - обычные решетчатые арки, на какой-нибудь старой улочке может и остался бы незамеченным, но мостик на фоне моря и диких скал – это уже экзотика. Пара-тройка замочков на перилах показывают, что неугомонные молодожены добираются даже в такие малопригодные для демонстрации свадебной фаты и туфелек места.

Балаклава, Крепостная, Мытилино, Чембало

Обогнув скалу, тропа резво катится под уклон, внизу прямо по курсу видна Крепостная гора и одетые в леса развалины генуэзской крепости Чембало. А это значит, что путешествие завершается, мы уже почти дома.

Спуск по балке Кефало-Вриси, короткая остановка у местного родника – обмелел он за лето, голубю по колено. J

Вот наконец и набережная, непривычно полупустая для сезона. В зеленоватой воде плещутся ялики и катера, чайки скользят по солнечным зайчикам. Осталось занять место в рейсовом автобусе №9 и, подпрыгивая на тряском сидении, разглядывать на крошечных экранчиках фотоаппаратов  собранные впечатления. 

…Интересно, где же там всё-таки инжир растёт?!

 

ПС "Особое мнение" по путешествию от мастера фото и похода можно прочитать здесь. Скажу даже больше: там можно "интерактивно" посмотреть кусочек путешествия - спуск на Куршум-Богаз. В ходе спуска у меня аж целых 3 клона образовалось! 

 

 

Побывать на Инжире год спустя...

 

Побывать два года спустя...

 

Вернуться в Крымские путешествия...

Контакты:

e_sol@ua.fm